История религии

Исключительно интересный этап эволюции человеческого сознания связан с историей появления монотеизма, или концепции единобожия, первоначально возникшей в тот период истории Египта, который известен как Новое царство. Этот период пришел на смену предыдущему, когда на рубеже II и III тыс. до н.э. Египет вследствие восстаний из-за непомерных поборов распался на отдельные княжества. Новое объединение осуществил фараон Аменхемхет (Amenhemhet - 1939-1909 гг. до н.э.) вокруг своей новой столицы г. Фивы. После этого фиванский бог Амон получил статус создателя мира и был отождествлен с богом Солнца Ра, которого ранее фараоны, начиная с пятой династии, избрали своим покровителем. Культовый центр Ра находился в г. Ону, который греки назвали Гелиополем. После того как Аменхемхету I удалось заново объединить Север и Юг Египта, в обновленном государстве начался постепенный расцвет, прерванный на 100 лет вторжением семитских племен гикососов.

После изгнания захватчиков период расцвета могущества Египта успешно продолжился. В это время были завоеваны Сирия, Палестина и Нубия, а хетты, вавилоняне и ассирийцы были обложены данью. Однако людские ресурсы вскоре были полностью исчерпаны, что вынудило фараонов - Аменхотепа III и IV перейти от политики экспансии к миру с соседями и началу внутренней борьбы с верховным духовенством Фив за укрепление своей власти и влияния. С этой целью Аменхотеп IV, правивший с 1340 года до н.э., объявил себя главным жрецом нового бога - Атона, что дословно означает солнечный диск (aten).

Имя автора нового культа не сохранилось, но возник он еще во времена правления Аменхотепа III (Великого) и его жены Ти (Tiy). При Аменхотепе IV, который сменил свое имя, означающее "Амон доволен", на Эхнатон (Ikhnaton или Akhnaton) - "служащий или угодный Атону", новый культ стал государственной религией. Стараясь полностью порвать связи с прошлым, Эхнатон велел в окрестностях Фив стереть имя своего отца со всех крупных изваяний, а более мелкие сбросить с утесов.

Сутью новой религии было объявление единственным богом во Вселенной некоего абстрактного божества - бесплотного и невидимого. Лучистый бог Атон стал воплощением света, жертвы ему приносились на алтарях, расположенных на просторных дворах его храма, в противоположность прежнему культу Амона, чьи святыни всегда были окутаны тьмой. У Атона не было определенного образа, но изображался он диском с расходящимися лучами, оканчивающимися ладонями, как бы дарующими жизнь. Так Атон впервые стал Богом-Отцом, или первоисточником всего сущего на Земле, чье присутствие люди видели в красоте и многообразии природы. Он наполнял родительской любовью свое любимое детище - Землю, не требуя, в отличие от прежних культов, человеческих жертв. Если политеизм, именуемый нынче язычеством, был основан на свойственной многим стадным животным программе подчинения и преклонения перед более сильным иерархом, то новый культ впервые опирался на поведенческую программу, регламентирующую взаимоотношения детей и родителей. Она затрагивала такие тонкие чувства, как любовь, прощение обид и терпимость к недостаткам. Можно сказать, что фактически именно здесь проходит та грань, которая отделяет язычество от более развитых культов.

На пятом году своего правления Эхнатон перенес столицу Египта в специально выстроенный новый город - Ахетатон, или "царство Атона". Вместе с ним туда переехала и его красавица жена, полностью оправдывавшая свое имя - Нефертити, дословно означающее "приход прекрасной дамы". По одной из версий она была дочерью Аи (Ау), брата Ти, т.е. кузиной своего мужа, и фанатично разделяла отход мужа от традиционной египетской религии и его преданность атонизму. Позже, когда Эхнатон существенно изменил свои взгляды, она осталась бескомпромиссно преданной этому направлению монотеизма и, возможно, по этой причине была выслана в северную часть столицы. На семнадцатом году своего правления Эхнатон ослеп в результате прогрессирующей липодистрофии, признаки которой видны на его портретах. Тогда он сделал одного из сыновей - Сменхара - своим соправителем.

Через год после смерти Эхнатона Сменхар уступил трон своему младшему брату Тутанхатону. Нефертити безуспешно пыталась поддержать у нового фараона, женатого на ее дочери, приверженность новой вере. Однако ему было в то время всего лишь 12 лет. Поэтому жрецам вскоре удалось подчинить его своей воле, и новый фараон переехал в прежнюю столицу Фивы под опеку жрецов бога Амона, став после этого именоваться Тутанхамоном. Прежняя столица Ахетатон опустела и вскоре была совсем заброшена. Попытка Сменхара восстановить трон несколькими годами позже привела к смерти обоих принцев. Одному из них были устроены роскошные похороны, в то время как тело другого было брошено в яму. Власть же перешла к отцу Нефертити - Аи, ставшему последним фараоном восемнадцатой династии. Мумии Эхнатона и Нефертити не найдены, поскольку жрецы постарались сделать все, чтобы память о фараоне-еретике и его жене исчезла навсегда: их имена были уничтожены повсюду, где бы они ни встречались. Идея единого абстрактного Бога пришлась не по вкусу не только жрецам, утратившим при Эхнатоне свою власть, но и народу, поскольку большинство египтян привыкло иметь своих покровителей в виде собственных божков.

Однако уже в то время рукописи были воистину "негорящими", как и идеи, однажды пришедшие кому-то в голову. В Египте еще долго сохранялось немало тайных последователей монотеизма. Затем он был заимствован иудеями во время их пребывания в Египте. Иудаизм возник среди небольшого рода кочевников-семитов, главой которого был Авраам, носивший вначале имя одного из многочисленных месопотамских богов Аврама. Его отец Фарра, став богатым купцом, расстался с жизнью кочевника и купил собственный дом в г. Ур на побережье Персидского залива. В этом городе главным храмом был храм богини Нингал, жены бога Луны Нанна Синпокровителя торговли. Однако примерно в 1720 году до н.э. на трон Вавилонского царства вступил царь Хаммурапи, который ввел известный кодекс законов, сильно ограничивавших торгово-ростовщическую деятельность. Кроме того, Хаммурапи старался утвердить в Вавилоне единую религию, считая собственного бога-покровителя Мардука превыше других. Неподчинявшихся ждала жестокая кара. Эти причины вынуждали многие семитские племена переселятьсяв другие места. Возможно, именно в это время семья Фарры ушла на север в ассирийский город Харран, который вскоре стал вторым после Ура культовым центром бога Син. По библейскому преданию, Авраам заключил с явившимся к нему во сне Богом договор (завет), по которому Бог пообещал его племени землю Ханаанскую. Аврааму, а также его сыновьям Исааку и Иакову, Бог являлся под именем Эль Шалдай (Бог Всемогущий). В Ветхом завете присутствуют еще несколько имен этого божества: Адонай (Мой Господин), Саваоф (Бог силы или воинства), Элохим (Бог Всевышний) и, наконец, Яхве3 (Тот, Кто есть, или Сущий), как называл его Моисей.

Таким образом, первоначально религия Авраама представляла собой довольно широко распространенное направление гентеизма, признававшего существование многих богов, но считавшего, что поклоняться надо лишь своему богу - покровителю рода. До тех пор пока иудейский бог был одним из многих, это племя ничем не отличалось от других племен и народов, имевших собственных покровителей. Начиная с Моисея, этот Бог становится единственным во всей Вселенной, породив тем самым концепцию богоизбранности, определившую в дальнейшем и нелегкую судьбу еврейского народа. Мысль о том, что Эхнатон явился предтечей и учителем Моисея, была впервые высказана 3. Фрейдом. Фрейд обратил также внимание на то, что Моисей был, по-видимому, не евреем, а египтянином от рождения (об этом свидетельствует определенно египетское происхождение его имени - Moses). Обрезание младенцев, введенное им по примеру египтян, юноши которых еще и наголо брились, пришло на смену древнему обычаю жертвоприношения младенцев.

Поскольку иудаизм подошел к монотеизму лишь на этом этапе, лежавшие в основе библейской космогонии древние шумеро-вавилонские мифы в последующих редакциях были приведены к концепции единого Бога-творца. Так, из них исчезло начало древнего шумерского мифа, воссозданное благодаря успехам археологии и расшифровке древних текстов шумерского и вавилонского происхождения. По версии древних шумер, изначально существовал бездонный и бескрайний Океан, о происхождении которого ничего не говорится. Океан породил огромную гору, состоявшую из Земли, соединенной с Небом. Бог Неба Ану и богиня Земли Ки породили бога Воздуха Энлиля, который и отделил Небо от Земли: Ану поднял небеса, а Энлиль опустил на Землю свою мать Ки. Кровосмесительный брак Энлиля с матерью положил начало сотворению небесных светил, растений, животных, человека и всей цивилизации.

Мотивы ранних шумерских версий просматриваются и в более поздней вавилонской поэме "Энума элиш", согласно которой в изначальном Океане обитал лишь будущий отец всего сущего - бог Абзу, чтимый еще шумерами4. Бог этот и зародил жизнь, создав себе жену - богиню Хаоса Тиамат, а затем и их сына Мумму. Так они порождали и затем пожирали многие другие существа: богов и чудовищ. Но однажды боги восстали против Хаоса и своих родителей. Бог Эа убил Абзу и сковал Мумму. Оставшаяся на свободе Тиамат, имевшая вид дракона, попыталась отомстить за смерть мужа, но бог Солнца Мардук5 победил ее в единоборстве. Разодрав ее на две части, он создал из верхней части Небо, а из нижней - Землю. Решив еще более самоутвердиться и показать другим богам свою силу и мудрость, он продолжил акты творения, создав небесную твердь, атмосферные воды, растения и животных. Кроме того, он отделил день от ночи и установил пути звезд и планет. Затем он смешал кровь Абзу с глиной и создал человека, которого и обязал строить богам святилища, приносить туда еду и питье, чтобы боги могли, ни о чем не заботясь, заниматься лишь своими "божественными" делами.

Очень похожи на эту исходную версию сотворения Мира и многие другие, в частности египетская и индийская. Во всех этих вариантах созданная тем или иным способом Земля была плоская, как тарелка, покоилась на слонах или черепахе, плававшей под небесным сводом, подобным куполу в шумерском храме. Создание Мира связывалось с актами рождения. Возникавшие позже другие культуры индоарийской цивилизации, например греческая и римская, имели много общего с представлениями шумеров об изначальном хаосе и основаны, по-видимому, на представлениях более древней общей протокультуры. Библия подобно персидской Авесте долгое время передавалась лишь изустно. Записываться она начала лишь в I тыс. до н.э. и затем неоднократно редактировалась для приведения в соответствие с более поздней монотеистической версией, но, несмотря на это, сохранила рудименты политеизма. Современная библейская версия сотворения Мира, созданная явно на шумерской основе, появилась лишь в VIII веке до н.э. во времена пророка Амоса, впервые интерпретировавшего Яхве как Бога-творца и устроителя Мира. Эта версия составлена уже настолько абстрактно, что хорошо уживалась впоследствии с представлениями о шарообразности Земли.

Заимствовав в Египте идею единобожия, иудаизм сохранил тем не менее по сути своей языческое поклонение Богу, отменив лишь человеческие жертвоприношения и добавив расписанные до мельчайших деталей законы, в основе которых лежали десять заповедей Моисея. За нарушение их, и прежде всего за поклонение другим богам, должны были следовать суровые кары, причем не столько от Бога, сколько от своих же единоверцев.

Следующий шаг в эволюции иудаизма связан с именем Иисуса из Назарета, впервые осознавшим, что признание единого Бога отцом всего сущего ведет к совершенно иным взаимоотношениям между Богом и людьми. Это должны быть уже не страх и формальное исполнение законов Моисея, а сыновняя любовь к Богу, как к отцу всего сущего, а также отношение к другим людям, как к братьям и сестрам, т.е. фактически так, как это понимали Эхнатон и Нефертити. Пропагандируемые Иисусом идеи отказа от традиционного религиозного формализма и общения каждого человека с Богом без посредников, а только "в сердце своем", были не менее еретичными, чем идеи Эхнатона, подрывая устои власти иерусалимских первосвященников. Это и привело в конечном счете к преданию ими Иисуса мученической смерти, которую он принял фактически добровольно, повторив подвиг греческого философа Сократа, пропагандировавшего среди сограждан свое собственное понимание этических принципов и осужденного ими в 399 году до н.э. на смертную казнь.

Тогда основным обвинением против Сократа было непризнание им традиционных национальных богов и введение новых. Хотя Сократ и исполнял обычные религиозные ритуалы, его понимание Божества было гораздо более сложным и абстрактным, чем наивная вера его сограждан. По Сократу, само Божество было бессубъектным, лишенным имени, индивидуальности, собственной воли. Оно не могло быть источником поощрений и наказаний. Оно было абсолютным Знанием и Мудростью, не доступными человеку, который мог быть лишь любителем Мудрости, т.е. любомудром или философом. Поэтому всю ответственность за свои поступки, по Сократу, должен нести сам человек, будучи ответственным лишь перед своей совестью. Ученик Сократа Платон считал древнегреческих богов фантастическими образами. Вместо них он предполагал существование единого Творца и властителя Вселенной. Не исключено, что идея единобожия могла быть заимствована им также в Египте, культурное наследие которого изучалось многими греческими мыслителями того времени.

В высокоразвитых цивилизациях Греции и Рима потребность в более сложной и абстрактной религии ощущалась все сильнее, что и определило успешное распространение там христианства в I веке н.э. Этому способствовало и то обстоятельство, что христианство сохраняло многие черты язычества. Например, во время молитвы христиане принимали характерную для идолопоклонства позу подчинения. Приняв христианство, Рим приспособил его к традициям империи, не приняв, однако, большинства иудейских обычаев, обрядов, ритуалов и законов. В своей книге "Восстановить Еврейство Евангелия" Д. Стерн приводит текст заявления, которое константинопольская Церковь требовала от евреев, признающих Иисуса богочеловеком или мессией7: "Я отказываюсь от всех иудейских обычаев, от опресноков (мацы) и жертвоприношений ягнятами, от всех иудейских праздников, молитв, окроплений, очищений, освящений, канонизаций и искуплений, также соблюдения постов, новолуний, суббот, религиозных предрассудков, гимнов и песнопений, уставов и синагог, а также пищи и напитков евреев". Снятие таких ранее жестких требований, как обрезание, неупотребление свинины и многих других, а также признание всех людей детьми Божьими, по отношению к которым надо было хранить справедливость, милосердие и верность, открывало путь к распространению этого учения среди других народов.

Став мировой религией, христианство испытало и влияние буддизма, внесшего чуждый учению Иисуса институт монашества как метода приближения к Богу путем аскетизма и подвижничества. Христианство впитало в себя и зороастризм - результат реформирования древнеарийской религии пророком Zarathushtra или Заратустра, более известным в греческом варианте произношения - Zoroaster или Зороастр. Священное писание персов, состоящее из нескольких частей, называемое Авеста (знание), записано значительно позже того времени, когда жил Зороастр, поскольку изначально персы передавали священные тексты только изустно, считая письмен- ность магией, т.е. делом нечистым. Книга жертв содержит ритуальные гимны - гаты, наиболее древние из которых восходят к политеизму. Пантеон древних индоарийских богов, или daivas (буквально "небесных"), представлял собой богатый набор, во многом совпадающий с индийским, хотя в результате реформ одни и те же персонажи в Авесте и индийской Ригведе оказались противоположными по знаку. Так, светлые иранские божества асуры, или "господа" (в раннеиранском языке - ахуры), превратились в Индии в злобных демонов. Ахуры составляли особый класс богов, имеющий отношение к этике (среди них: Индра, Митра, Варуна и др.). Ритуалы жертвоприношений, в том числе и человеческих, сопровождались обрядами с кровью, огнем и особым ферментированным соком растений - сомой (saum), амритой, или "живой и мертвой водой".

Относительно даты рождения и родины Зороастра среди историков нет единого мнения. Называются 590 либо 750 год до н.э., а также город Хорезм в долине Аму-Дарьи в Узбекистане, область Ариана-Вэджа на территории современного Туркменистана, Азербайджан, разные районы Средней Азии (Древняя Бактрия или Маргиана). Суть его реформ сводилась к тому, что из всех ахуров единственным Богом признавался лишь Ahura Masda (Axypa Мазда, Хорамазд, Ормузд, т.е. Премудрый Бог). Солнце стало считаться глазом Ормузда - источником света, а огонь, бывший также ритуальным предметом поклонения, - его сыном. Появление монотеистических идей в это время и в этом месте не удивительно, поскольку они вполне уже могли исходить из Иудеи. Вначале они долго не находили признания у соплеменников Зороастра. Однако после брака с Хвови - племянницей царского министра Ямаспы - его влияние при дворе царя Виштаспа, или Гистаспа, сильно возросло, и реформированная религия постепенно приобрела статус государственной.

При переходе к монотеизму всех прочих древнеарийских богов второго и третьего классов стали считать демонами или символами зла. При этом слово Devi, означающее на санскрите "богиня" (например Кали-Деви, Дурга-Деви)10, у персов стало употребляться как deva именно для обозначения демонов1. В греческом варианте оно превратилось в знакомое слово diamon. Политеистические боги были очень похожи на людей, становящихся добрыми лишь после получения даров-жертвоприношений. Главной особенностью новой системы уже после смерти Зороастра стала абсолютизация двух противоположных начал - добра и зла12, каждое из которых должно быть окружено пышной свитой придворных - злыми или добрыми духами: демонами и ангелами. Борьбой этих противоположных начал - бога добра Ормузда с олицетворением злого духа Anhra Mainyu (Ahriman, или Ариман) - стала объясняться сущность всего происходящего в мире.

Для христианства признание бессмертных, но подчиненных своим патронам полубожественных существ на обоих полюсах, было явным отходом от строгого монотеизма Моисея13. Этот отход, по-видимому, произошел еще до вавилонского пленения, но наиболее заметное влияние зороастризм мог оказать именно тогда, когда иудеи и вавилоняне жили бок о бок. Именно в это время к нему добавились не только представления о Сатане как антиподе единого Бога, но и представления об ангелах, демонах, а также ожидание конца света, прихода спасителя - мессии и окончательной победы сил Добра и последующего наступления "царствия Божьего".

В Грецию представления о демонах проникли еще во времена завоевания Персии Александром Македонским. Ранние христиане не отрицали существования олимпийских богов, но полагали при этом, что те служат Сатане. В средние века христианство постепенно утверждалось среди многочисленных населявших Европу народов, обладавших своими собственными языческими верованиями. Поскольку средневековому сознанию образ борющихся между собой феодальных суверенов, окруженных сонмом слуг и вассалов, был очень близок, то идея извечной борьбы двух начал - Бога-Творца и Врага Божьего (аналогично: Христа и Антихриста) - там очень хорошо прижилась. Приняв дуалистическую концепцию, христианство, по сути дела, перестало быть строгим монотеизмом так же, как и возникший позднее ислам, официально принявший первую заповедь Моисея: "Да не будет у тебя других богов перед лицом Моим" или "Нет Бога, кроме Аллаха".

В средние века христианская церковь официально признала существование демонов, имена которых начали ассоциировать с именами языческих богов. Главным из них стал Сатана (в исламе Шайтан). Согласно этимологическому анализу Л. Гумилева, это слово является производным от имени римского бога Saturn14. В честь Сатурна когда-то устраивались веселые празднества, перешедшие затем в христианских странах в празднование Рождества и Нового года, а священная для иудеев суббота до сих пор по-английски называется Saturday (Saturn day), или день Сатурна15. Князем демонов стал Вельзевул (от имени халдейского бога Baal-Sebub16 или в ветхозаветном варианте - Baal Sebul), имевший много общего с шумерским Таммузом, египетским Осирисом и греческим Адонисом. Осенью бог смерти Мот похищал Ваала в свое подземное царство. Народ оплакивал умершего бога, выражая отчаяние, рвал на себе одежду, наносил увечья на тело. Весной же этого бога встречали веселыми гимнами, плясками, процессиями и эротическим разгулом, сопровождавшими также и культ финикийской богини любви и плодородия Астарты17, которая в христианской демонологии превратилась в демона сладострастия и прорицаний Астората. Латинский же ее вариант Венера, или утренняя звезда (Lucifer), превратился в архангела Люцифера, поднявшего восстание ангелов против Бога. Такую интерпретацию еще в дохристианские времена еврейские каббалисты придали словам Исайи (XIV, 120): "как упал ты с неба, Люцифер (в русскоязычном варианте - денница), сын зари! Разбился о землю поправший народы", хотя на самом деле под "поправшим" другие народы надо, по всей видимости, подразумевать вавилонского царя Навуходоносора.

Таким образом, дуализм зороастризма и христианства исторически сложился в результате перехода к монотеизму при сохранении и влиянии на него рудиментов политеизма. Те, кто не приемлет дарвинизм, придерживаются чаще всего противоположной точки зрения. Принимая библейские тексты буквально, эти люди считают, что Адам, лично общавшийся с Богом, должен был быть уж точно монотеистом, а его потомки затем деградировали к политеизму. Американский же теолог и естествоиспытатель Я. Барбуру на вручении ему премии Фонда Темплтона (17.05.1999) в Кремле высказал такую мысль: "Мы слышим о спорах ученых, которые верят в эволюцию, но не верят в Бога, с библейскими букваистами, которые верят в Бога, но не верят в эволюцию. Между ними есть немало людей, которые рассматривают эволюцию как божественный способ творения" . Еще в XVII веке Б. Спиноза представлял себе Бога как некий динамический принцип стремления к порядку, присущий природе в целом, в отличие от традиционного понимания Бога как непосредственного творца порядка. С таким пониманием Бога был согласен и А. Эйнштейн. Действительно, пытаться сегодня опровергнуть эволюционную теорию, находящую все большее подтверждение в свете современных научных знаний, - то же самое, что отстаивать докоперниковскую геоцентрическую модель Мира. Интересно другое: оказывается, что несмотря на всю наивность древних представлений об изначальном Хаосе, христианский дуализм тем не менее неплохо сочетается с современными представлениями об эволюции Вселенной как о движении от хаоса к порядку.

В этом смысле Бог предстаеткак суператтрактор эволюции (абсолютный порядок или сократовские абсолютные Мудрость и Знание), а его антипод - как странный аттрактор, представляющий деструктивные силы или абсолютный хаос. Поскольку целью любой самоорганизующейся системы является стремление к своему аттрактору, можно считать, что в результате своего развития человечество все более приближается к Богу, а попытки помешать этому явно доброму делу являются несомненным злом даже в том случае, если исходят от тех или иных видных представителей духовенства. Направленность этого процесса в настоящее время однозначно связана с расширением Вселенной, но в долгосрочной перспективе расширение Вселенной может смениться сжатием с последующим ее разогревом и преобладанием процессов дезинтеграции. Поэтому конечный исход борьбы этих двух начал или аттракторов порядка и хаоса остается пока неясным. Возможно, что скрытый смысл всего человеческого существования состоит именно в том, чтобы постичь когда-нибудь загадку нашего пространства-времени, выйдя на следующий, гораздо более высокий уровень развития жизни, сравнимый с уровнем богов в представлении наших предков, когда появится возможность менять саму структуру пространства и времени, создавая новые миры с причудливыми свойствами и генерируя новые, замысловатые формы материи.

e-mail: li-anubis@mail.ru